Искать что?
Искать где?
Искать везде
При выделении нескольких категорий объектов, удерживайте Ctrl
Искать как?
Быстрый поиск
Помощь в поиске
Мы в социальных сетях:
RSS

Москва в романе «Евгений Онегин» и маршрут Лариных

Москва... как много в этом звуке

 

Пушкин, как всегда и во всем, наиболее емко, наиболее ярко, отразил Москву  и отношение к ней в стихах романа «Евгений Онегин». Эти фразы широко известны всем, даже тем, кто далек от поэзии. Какие стихи о Москве приходят в голову первыми, превосходя по популярности и известности любые, даже самые новые, самые популярные песни и стихи о городе?

Как часто в горестной разлуке,

В моей блуждающей судьбе,

Москва, я думал о тебе!

Москва... как много в этом звуке

Для сердца русского слилось!

Как много в нем отозвалось! 

 

Город, где родился великий поэт, город, который он любил, заслужил таких восторженных слов о себе.

 

В своем главном романе Пушкин не смог обойтись только Петербургом и провинцией и привел героев именно в Москву. Намеренно подчеркнув на фоне имперской северной столицы патриархальность, народность, многоукладность Москвы. Ларины везли в Москву Татьяну на выданье. Москва и "ярмарка невест" – их цель. Дом Благородного собрания будет как раз на их маршруте. Маршрут Лариных: въезд в Москву по Петербургскому тракту через Тверскую заставу, по Тверской, далее, по всей видимости, мимо Кремля в район церкви Святого Харитония, где сейчас – Большой и Малый Харитоньевские переулки. Автор не случайно привел свою героиню в Харитоньевский переулок. Этот район знаком Пушкину с детства. До сих пор в Большом Харитоньевском переулке находится дворец Волковых-Юсуповых, где Пушкины снимали деревянный флигель в 1801-1803 годах.

 

Первое впечатление о «вдруг" открывшейся картине города на подъездах к нему. Впечатление радостное и яркое.

 

XXXVI.

Но вот уж близко. Перед ними

Уж белокаменной Москвы,

Как жар, крестами золотыми

Горят старинные главы.

Ах, братцы! как я был доволен,

Когда церквей и колоколен

Садов, чертогов полукруг

Открылся предо мною вдруг!

 

На подъезде к Москве повествование поэта обращает внимание на Петровский императорский дворец, находящийся сейчас на Ленинградском проспекте возле ст. м. Динамо. Тогда он располагался за чертой города. Путевой замок привлек внимание поэта особенно. Как некий символ гордости и величия Москвы. Это один из путевых царских дворцов на пути следования из Петербурга в Москву. Здесь традиционно было место последней остановки императоров при въезде в город, предназначавшее для отдыха и подготовки, чтобы отсюда до Кремля уже проводить парадное шествие.  Однако дворец известен не только этим, а еще и тем, что в нем некоторое время располагалась ставка Наполеона во время вторжения французских войск в Москву.

 

XXXVII.

Вот, окружен своей дубравой,

Петровский замок. Мрачно он

Недавнею гордится славой.

Напрасно ждал Наполеон,

Последним счастьем упоенный,

Москвы коленопреклоненной

С ключами старого Кремля:

Нет, не пошла Москва моя

К нему с повинной головою.

Не праздник, не приемный дар,

Она готовила пожар

Нетерпеливому герою.

Отселе, в думу погружен,

Глядел на грозный пламень он.

 

"Дубрава" вокруг замка ныне - знаменитый Петровский парк с легендарным стадионом и памятником Льву Яшину. Далее ярко описывается дорога к центру города от заставы – современные 1-ая Тверская-Ямская и Тверская улицы.

 

XXXVIII.

Прощай, свидетель падшей славы,

Петровский замок. Ну! не стой,

Пошел! Уже столпы заставы

Белеют; вот уж по Тверской

Возок несется чрез ухабы.

Мелькают мимо бутки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

 

Видели ли Ларины Триумфальные ворота в честь победы над Наполеоном, установленные на площади Тверская застава или тогда их еще не было? Сейчас эти ворота мы видим на Кутузовском. «Столпы заставы» - это все-таки про шлагбаум, который был у заставы в то время между двумя белокаменными столбами. Был ли еще Камер-Калежский вал в виде насыпи и рва?

 

Видели ли они Триумфальную арку на Триумфальной площади?

 

К этому времени уже давно были снесены Тверские ворота Земляного города и Тверские ворота Белого города, разобраны остатки валов и крепостных стен. Что имеется в виду под «башнями» в стихах? Триумфальные ворота и арки, высокие дома, или башни Кремля?

 

Москвоведы и пушкинисты, возможно, уточнят этот вопрос, но поэт об этом не упоминает. Также как и не говорится о том, что Ларины двигались по Тверской строго до Кремля.

 

«Львы на воротах» - упоминание о том, что они проехали здание Английского клуба (ныне – Музей Современной истории России), львов здесь мы видим и сейчас. Значит, они точно проезжали Пушкинскую площадь, но памятник автору романа, величайшему русскому поэту, еще не стоял на этом месте тогда.  Однако на площади маршрут мог повернуть налево на бульвар или пойти дальше мимо Кремля. Белее вероятно - второе. Движение по линии современного Бульварного кольца, возможно, короче, однако возле стен Рождественского монастыря – крутой подъем, преодолевать который зимой на лошадях (особенно после долгой дороги) - совсем не желательно. Кстати, этот подъем изображен на знаменитой картине Перова «Тройка», где дети тащат тяжелую бочку с водой. Однако в случае движения по линии бульваров  фраза «сады, монастыри … бульвары» была бы более содержательна. Пришлось бы проезжать значительную часть Бульварного кольца, а также Высокопетровский и Рождественский монастыри.

 

При движении же прямо маршрут ограничился бы лишь пересечением с линией современного Бульварного кольца (Тверской и Страстной бульвары) и проездом мимо (снесенного ныне) Страстного монастыря на территории нынешней Пушкинской площади.

 

«Магазинов моды» на Тверской уже тогда было достаточно (и сейчас не меньше), однако Татьяна, даже если и посещала их до свадьбы, то, видимо, позднее, отдохнув с дороги. Аптеку на пути также они встретили, однако, видимо, всего одну, т.к. их в городе было в то время крайне мало. "Бухарцы", иногда даже с верблюдами, действительно в Москве встречались, хотя очевидно уступали по количеству русским купцам. Сейчас верблюда в Москве на улице встретить гораздо сложнее.

 

Если Ларины ехали мимо Кремля, то обязательно прокатились бы под окнами у московского генерал-губернатора, однако памятника основателю Москвы перед зданием тогда еще не было. Далее, помимо древней крепости Кремля, повернув налево, они миновали бы по левую руку и Дом Благородного собрания, где довольно скоро Татьяна встретит будущего мужа.  Затем – Большой Театр, и далее, через Лубянскую площадь с фонтаном (ныне перемещенном), по Мясницкой в Большой Харитоньевский переулок.

 

Путь от Петровского дворца до Большого Харитоньевского переулка – ок. 12 км у Лариных должен был занять ок. 2 часов. Пешком проходить такой маршрут далековато, да и не эффективно. Однако многие москвичи ежедневно проезжают его полностью или частично по пути на работу.  И иногда - не сильно быстрее, несмотря на то, что без пробок на автотранспорте он должен занимать всего несколько минут.

Поделиться ссылкой:
Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарии, Вы можете войти на сайт, в том числе через Ваши социальные сети.

Нет комментариев к данной странице

Вы можете отмечать объекты, где были () и будете (), кликнув по серой иконке и отменять отмеченное, кликнув по цветной иконке.