Искать что?
Искать где?
Искать везде
При выделении нескольких категорий объектов, удерживайте Ctrl
Искать как?
Быстрый поиск
Помощь в поиске
Мы в социальных сетях:
RSS

Москва в цикле романов Бориса Акунина "Приключения Эраста Фандорина"

Проект Intomoscow.ru приветствует своих читателей и предлагает на Ваш суд новую статью, несколько необычную для нашего сайта. Если в большинстве случаев работы наших авторов посвящаются Москве в действительности существующей или существовавшей в прошлом, то сегодня мы погрузимся в Москву не совсем реальную, а во многом вымышленную. Речь идет о цикле романов знаменитого писателя Бориса Акунина "Приключения Эраста Фандорина".

 

 

Романы Акунина – художественные произведения, сам Эраст Петрович Фандорин, безусловно, вымышленный герой, как и все его приключения. Однако происходят они, зачастую, переплетаясь с событиями, в действительности имевшими место в истории России. Поэтому, наряду с такими же как сам Фандорин вымышленными персонажами, на страницах романов часто появляются и исторические лица, введеные в произведения либо под своими настоящими именами и фамилиями, либо под псевдонимами.

Например, генерал-губернатор Москвы Владимир Андреевич Долгоруков (многолетний начальник и покровитель Фандорина) представлен под собственным именем без искажений. Он действительно бессменно правил Москвой на протяжении 25 лет, покинув пост лишь в глубокой старости незадолго до смерти.

 

 

В генерале Соболеве ("Турецкий гамбит", "Смерть Ахиллеса") легко узнается Михаил Дмитриевич Скобелев, герой русско-турецкой войны.

 

 

Даже прозвище «Белый генерал» не является вымышленным, так действительно называли Скобелева. Более того, загадочные обстоятельства его смерти, которые легли в основу романа «Смерть Ахиллеса» не придуманы Акуниным, а имели место быть на самом деле. С той лишь разницей, что в книге Фандорин распутывает этот загадочный клубок до конца, а в действительности, загадка смерти генерала так и не была разгадана. Причина смерти "Белого генерала" вымышленного, это лишь одна из многочисленных гипотез, высказываемых по отношении к смерти генерала настоящего.


Градоначальника Москвы князя Симеона Александровича, который приходит на смену Владимиру Долгорукову в романе "Статский советник", в результате чего Фандорин на долгие годы попадает в опалу, на самом деле звали Сергеем Александровичем. Он действительно был членом царской семьи (сыном Александра II)  и занимал кресло московского генерал-губернатора в 1891-1905 гг. Даже многие качества и черты характера, присущие герою произведений «Статский советник» и «Коронация или Последний из романов» были присущи  и его прототипу.

 

Появляются на страницах произведений Акунина и персонажи, созданные другими авторами: Фандорин встречается и ведет совместное расследование вместе с Шерлоком Холмсом и Доктором Ватсоном ("Узница башни"), идет по следу Джека Потрошителя ("Декоратор"), а главный его противник в «Алмазной колеснице» носит псевдоним «штабс-капитан Рыбников", человек с таким именем фигурирует в одноименном рассказе А.Н. Куприна.


Вот и Москва, родной город Эраста Фандорина, в котором происходят многие события "фандориады", предстает пред читателем городом с одной стороны знакомым, то и дело в тексте фигурируют реальные названия улиц, площадей, церквей, вокзалов и т.д., многие же названия являются, очевидно, вымышленными, а некоторые заставляют читателя задуматься:  сразу и не отличишь, где правда, а где вымысел.


Поклонники творчества Бориса Акунина, именующие себя акунистами, создали собственный сайт fandorin.ru  на котором внимательно изучают творчество любимого писателя, в частности находят многие несоответствия, умышленно или случайно допущенные автором. А писатель А.К. Станюкевич написал целую книгу, которую так и назвал «Фандоринская Москва».


Мы же совершим небольшой экскурс по тем достопримечательностям Москвы, которые действительно существуют (или существовали в XIX-ХХ вв.) в Москве или имеют прототипы.


С 1882-й по 1891-й годы Фандорин служит в прямом подчинении генерал-губернатора Москвы Владимира Долгорукова. Визитом в дом градоначальника начинается роман "Смерть Ахиллеса". В дальнейшем генерал-губернаторский дом часто фигурирует на страницах книг. Так, например, в "Пиковом валете" мошенник и интриган по кличке Момус с помощью незатейливой комбинации исхитряется продать губернаторский дом, поставив тем самым князя в весьма неловкое положение. Здесь же заканчивается книга «Статский Советник», когда на должность генерал-губернатора назначается князь Симеон Александрович, которому  в резкой  форме отказывается служить Эраст Петрович.


Это здание довольно известно в Москве. Особняк из красного камня на Тверской улице (дом №13) был построен в 1872-м году специально для генерал-губернатора З.Г. Чернышева и прослужил в этом качестве, сменяя хозяев вплоть до революции 1917-го года. Следовательно, и годы правления Долгорукова прошли именно здесь.

 

Мэрия Москвы

 

С тех пор власть в стране менялась, а особняк продолжал выполнять свою функцию, здесь во все времена и по сей день располагается городская власть. В Советском Союзе здесь находился Моссовет, а с начала 1990-х - мэрия Москвы.

А вот дом, где жил Фандорин, найти значительно сложнее.  Однако мы попробуем. Известно, что Эраст Петрович квартировал (говоря современным языком, снимал в аренду) во флигеле особняка барона Эверест-Колокольцева, особняк этот находился на улице Малая Никитская, цвета был желто-белого,  имел кованые чугунные ворота и флигель, в котором, собственно, и проживал Эраст Петрович. 

 

Попытка зайти со стороны владельца особняка и выяснить, нет ли у него исторического прототипа, а через него найти и здание, не даст ничего. Сам барон на страницах книг не появляется ни разу, поэтому понять о нем что либо не представляется возможным. Поэтому, попробуем найти нужный нам дом по внешним признакам, пройдя по Малой Никитской улице.


Здесь есть несколько желто-белых особняков. Расммотрим каждый из них:

 

Дом №27:

 

Малая Никтиская, 27

 

Несмотря на подходящие цвет и этажность (да и чугунные ворота присутствуют), отметем его сразу, он совсем не похож  на особняк барона, хоть бы и вымышленного. Да и флигеля здесь нет, а есть два равноценных здания, строение 1 и строение 2.


Дом №18:

 

М.Никитская, 18

 

Здесь сейчас располагается посольство  республики Лаос, поэтому рассмотреть его можно только с улицы, зайти за ограду не получится. На первый взгляд может показаться, что это и есть то, что нам нужно, и цвет, и чугунные ворота. Флигеля с улице не видно, но можно воспользоваться картой Москвы, и мы увидим, что он тоже есть!

 

Флигель посольства Лаос

 

Казалось бы вот, он – дом Фандорина!  Но заглянув в достоверные источники, мы увидим, что здание (особняк Ферстер - Михельсона) построено архитектором  А.Э. Эрихсоном лишь в 1899-м году, значит, во время событий, описанных Акуниным, фигурировать не может. А значит, продолжаем поиски.


Дом №14 опадает по этой же причине, он построен в 1911-м году. Да и флигеля здесь нет.

 

Малая Никитская, 14

 

 

Дом 13. Усадьба Суворовых - Баранова - Гагман (нельзя не отвлечься от темы и не упомянуть, что здесь жил великий полководец А.В. Суворов). Он подходит по большинству параметров, но не имеет чугунной ограды. А о ней Акунин упоминает неоднократно. Да и главный вход в усадьбу расположен со стороны Большой, а не Малой Никитской.

 

Малая Никитская, 13

 

А вот дом№12, особняк Долгоруких - Бобринских:

 

Дом, где жил Фандорин

 

Чугунная ограда есть. Флигель есть. Цвет и этажность главного дома - все совпадает! Но и здесь есть нюанс, пусть и гораздо меньший, чем в других случаях: фандоринский флигель упоминается как одноэтажный, оба же флигеля этого особняка имеют два этажа. Но может быть, второй этаж надстроили позже? По крайней мере, если и есть у дома барона Эверест-Колокольцева реальный прототип, то это особняк Долгоруковых - Бобринских.

 

В 1900-м году, когда Фандорин инкогнито проживает в Москве («Любовница смерти и «Любовник смерти»), он селится в Ащеуловом переулке. Переулок расположен чуть севернее Бульварного кольца, Фандорин приезжает в Москву, чтобы расследовать дело о загадочном клубе самоубийц ("Любовница смерти"), и довольно скоро выясняет, что собираются члены клуба в доме на Рождественском бульваре, поэтому и селится сыщик поближе к своей цели.


Здесь, в Ащеуловом переулке, происходит случайная встреча Фандорина и Масы  с хитовским оборванцем Сенькой Скориковым (тот крадет у Масы узелок, с бесценными для Фандорина нефритовыми четками). Именно эта встреча влечет за собой череду событий, послуживших сюжетом для «Любовника смерти».


Вернувшись в Россию окончательно уже в ХХ веке (романы «Алмазная колесница» и «Весь мир театр») Фандорин квартирует в Сверчковом переулке, что между улицами Мясницкая и Маросейка.


Ни в первом ни во втором случае, никаких описаний зданий автор не дает, поэтому поиски, в отличие от Малой Никитской, бессмыслены.

 

Отдельно тоит отметить, что до 1900-го года Фандорин также ненадолго приезжал в Россию, следуя попятам за европейским злодеем доктором Линдом ("Коронация или Последний из романов"), но о месте его квартирования во время этого визита в "Коронации" ничего не говорится.


Какие же еще исторические здания, улицы и другие достопримечательности можно встретить на страницах "фандориады"?


В романе "Азазель" молодой Фандорин, расследует странное самоубийство, произошедшее в Александровском саду. Собственно, с Александровского сада и начинается повествование:

 

"...По аллеям, среди цветущих кустов сирени и пылающих алыми тюльпанами клумб прогуливалась нарядная публика — дамы под кружевными (чтоб избежать веснушек) зонтиками, бонны с детьми в матросских костюмчиках, скучающего вида молодые люди в модных шевиотовых сюртуках либо в коротких на английский манер пиджаках. Ничто не предвещало неприятностей, в воздухе, наполненном ароматами зрелой, уверенной весны, разливались ленивое довольство и отрадная скука. Солнце припекало не на шутку, и скамейки, что оказались в тени, все были заняты. На одной из них, расположенной неподалеку от Грота и обращенной к решетке, за которой начиналась Неглинная улица и виднелась желтая стена Манежа, сидели две дамы..."

 

Манера одеваться, описываемая автором, конечно же сильно изменилась с той поры. Равно как изменился и сам Александровский сад. Скульптурный ансамбль сада начался формироваться лишь в 1814-м году, когда здесь появился монумент "300 лет дому Романовых". Однако кремлевская стена, грот "Руины", "Арсенал", "Манеж" на другой стороне улицы - эта часть пейзажа осталась неизменной.

 

Александровский сад

 

Удивительно упоминание в данной цитате Неглинной улицы. От той части Александровского сада, где находится Средняя Арсенальная башня, а под ней упоминающийся грот, начинается Большая Никитская улица. Неглинная же находится значительно севернее, начинаясь от Театрального проезда и проходя вдоль заднего фасада Малого театра.

Трудно сказать, чем руководствовался автор, но уж менее всего это похоже на случайный ляп. Скорее всего, именно таким образом Акунин и показывает читателю, что описываемая им Москва, это не совсем тот город, который существует на самом деле. Подобные несоответствия будут встречаться и в дальнейшем.


В ходе своего расследования молодой Фандорин выясняет, что попыток самоубийств было несколько, а участников этого странного действа двое, один погиб, другому повезло больше. Фандорин со своим начальником Ксаверием Грушииным по свидетельским показаниям чертят маршрут их следования:  Малый Яузский мост – Яузская улицаПодколокольный переулок – Александровский сад. Малого Яузского моста на карте Москвы мы не найдем. Яузскиий мост (без дополнения "малый") существовал на месте современного Астаховского моста.  Очевидно, что имеется ввиду именно он.


Из показаний свидетелей становится известно, что несостоявшийся самоубийца - студент. Фандорин отправляется на его поиски в университет. Разумеется, не на Воробьевы горы, находящиеся в XIX веке далеко за городской чертой, а на Моховую улицу, в первое здание МГУ.

 

МГУ на Мохово

 

Вот еще интересный набросок: в романе "Статский советник" петербуржский сыщик князь Пожарский и Фандорин договариваются о встрече крайней степени конспирации. Для этого выбирается необычное для подобного рода встреч место: городские бани. В романе они называются Петросовкими. А вот как описывает их Акунин:

"Недавно открывшиеся близ Рождественки Петросовские бани уже успели стать одной из московских достопримечательностей. Еще несколько лет назад здесь было одноэтажное бревенчатое здание... Приличная публика в этот... сарай не заглядывала, предпочитая мыться у Хлудова в Центральных. Однако объявился у бань новый хозяин, человек европейской хватки, и перестроил Петросы по самому последнему слову мировой техники. Возвел каменный палас с кариатидами и атлантами, пустил во внутреннем дворике фонтан, стены облицевал мрамором, понавесил зеркал, расставил мягких диванов, и бывшее копеечное заведение превратилось в храм неги, которым не побрезговал бы и сам изнеженный Гелиогабал..."

 

Под это описание очень подходит известный банный комплекс "Сандуны", находящиеся на Неглинной улице, что действительно в двух шагах от Рождественки. А чтобы рассеять остатки сомнений, Акунин заканичивает эпизод с неудавшейся встречей следующим текстом: "..шатаясь, пересек, двор (речь о Фандорине - прим. ред.), через подворотню выбрался в Звонарный переулок – прямо в объятья городовому".

 

Сандуны находятся именно между Сандуновским и Звонарским переулком. Однако и здесь выявляется очередная неувязка: преобразование Сандуновских бань, о котором автор пишет в приведенном выше абзаце, было закончено в 1896-м году. Тогда как действие романа "Статский советник" происходит в 1891-м.

 

Фандорин не был ни атеистом, ни приверженцем какой либо из религий, его мировоззрение является неким своеобразным сплавом православия, буддизма и его собственных взглядов на мироустройство. Но описания Москвы XIX-го века, конечно же, невозможны без упоминания московских храмов.  Здесь встречаются и настоящие и вымышленные названия.


В Церкви Трех Святителей у Красных ворот  отпевали «Белого генерала»  Скобелева («Смерть Ахиллеса»). Такой храм действительно существовал в Москве с XVII века. Располагался он на том месте, где сейчас находится площадь Красные ворота. В 1929-м году был уничтожен.

 

Храм Трех Святителей у Красных ворот

 

В этом же романе ("Смерть Ахиллеса")  неоднократно упоминается строительство некоего "Храма". Всегда с большой буквы и все разговоры ведутся с большим благоговением и трепетом. Название не звучит, но все прекрасно понимают, о каком именно "Храме" идет речь. Вот, например, слова Долгорукова: "...сейчас вот намечено тонкого вопроса коснуться – где достать денег на завершение росписи Храма. Святое дело, крест мой многолетний". А заканчивается книга тем, что Эраст Петрович, раскрывший дело о убийстве генерала Соболева, в ходе расследования которого в руках у него оказывается нигде неучтенный миллион рублей, анонимно жертвует эти огромные деньги «на Храм». Сопоставив, даты, нетрудно догадаться, о каком именно Храме идет речь. Действие романа происходит в 1882-м году, а, как известно, в 1883-м было закончено многолетнее строительство Храма Христа Спасителя.  Храм действительно стоил огромных затрат и стараний, поэтому фраза московского градоначальника о "многолетнем кресте", более чем уместна.

 

Храм Христа Спасителя

 

А вот церковь, в которой венчается молодой Фандорин (роман "Азазель") найти непросто. Вероятнее всего, она - авторский вымысел. О ней известно только называние, да и то неполное: Златоустинская, то есть. освящена в честь св. Иоанна Златоуста. Сегодня таких церквей в Москве только две: в Богородице-Рождественском и Донском монастырях. Однако в монастырях, как известно, не проводят венчаний. Значит, либо церковь вымышленная, либо была снесена во время революции. Однако и в списке снесенных церквей такого храма мы не нашли.

 

Идем далее. «Статский советник». Конспиративная встреча Пожарского и Фандорина, вторая по счету после встречи в Петросовских банях. На этот раз в некоем Брюсовском сквере. Пожарский, описывая меры безопасности, предпринятые им, в частности упоминает о том, что расположит вооруженных стрелков на стенах Симеоновского монастыря. Монастыря с таким названием нет, и не было в Москве. Если предположить, что прототипом Брюсовского сквера является Брюсов переулок, что близ Тверской улицы, то в относительной близости от него находился в XIX веке Страстной монастырь. Однако и это предположение врядли имеет право на жизнь, от Пушкинской площади, расположенной на месте снесенного монастыря, до Брюсова переулка все таки далековато для стрельбы из оружия XIX-го века.

 

 

 

В «Любовнике смерти», когда описывает быт жителей Хитровки, упоминается  Церковь Николы на Подкопае.

 

Церковь Николы на Подкопае

 

А также Храм Троицы Живоначальной в Серебряниках.

 

Церковь Троицы в Серебрянниках

 

 

На Хитровке стоит остановиться отдельно, она занимает особое место в романах о Фандорине. Во второй половине XIX – начале ХХ веков  это самый криминогенный район Москвы. Это не вымысел автора, о том же свидетельствуют и многие документальные описания:  наиболее содержательно описывает Хитровку Владимир Гиляровский в своей книге «Москва и москвичи». Неоднократно бывали здесь, а после описывали свои похождения театральные режиссеры К.С. Станиславский и В.И. Немирович-Данченко, они искали здесь «натуру» для своих спектаклей.


В целом описание Хитровки у Акунина совпадает с документальной информацией: множество ночлежек, очень дешевых, а потому  заселяемых самыми низкими слоями общества, большинство беглых каторжников и преступников, которых разыскивала полиция, скрывались именно здесь, отсюда - чудовищный уровень преступности, в темное время суток приличному гражданину на Хитровке появляться было крайне опасно, да и днем без лишней надобности не стоило.


Так где же находилась Хитровка? Центром ее служила Хитровская площадь, давшая название району. От площади в разные стороны расходились те самые "хитровские" переулки. А границами служили Яузский и Покровский бульвары, Солянка, Старая площадь и Маросейка. Границы соблюдались довольно строго, особенно бульвары и начинающийся за ними богатый район Серебряники. Туда хитровским обитателям вход был "заказан". Вот как языком Сеньки Скорика, героя романа "Пиковый валет", описывается быт хитровских оборванцев:

 

"..Тырили все больше на ... Старой площади, где рынок или на Маросейке, где торговые лавки, или на Варварке, у прохожих, иногда на Ильинке,. где богатые купцы и биржевые маклеры, но дальше ни-ни."


Переулки, упоминающиеся в романе, действительно существуют:  Хохловский, Подколокольный, Подкопаевский, Свиньинский (с 1929-го года Певческий).

 

Важные события "Любовника смерти" происходят в Кулаковских и Ерохиных (Ерошенковских) подвалах, которые получили свои названия от одноименных ночлежек. Такие ночлежки действительно были на Хитровке, более того: удивительно (при том-то образе жизни, который вели их обитатели), но здания эти сохранились по сей день:

 

Кулаковская ночлежка: Певческий переулок, д.1/2.

 

Кулаковская ночлежка

 

 

В названии Ерошенковской ночлежки Акуниным изменена одна буква, протоипом ее является дом Ярошенкко (Подколокольный переулок, д.11/11).

 

Ерошенковская ночлежка

 

 

Именно в Ерошенковских подвалах Скорик находит клад, состоящий из огромного количества серебряных прутов, попавших сюда с Яузского монетного двора, существовавшего в 1727-35-х гг. Это отделение Главного Монетного двора просуществовало лишь несколько лет, поэтому серебро с клеймом «ЯД» оценивалось не по весу, а как ювелирная редкость.

 

В романе "Коронация или последний из Романовых" описываются события 1894-го года, происходящие во время вступления на трон Николая II. События вымышленные тесно переплетаются историческими событиями, которые имели место в действительности. 

С XVI-го века все русские цари проходили эту процедуру в Успенском соборе МосковскогоКремля. Даже перенос столицы в Санкт-Петербург не повлияли на этот ритуал. Поэтому будущий император вместе с семьей и многочисленной свитой (в которую входит и один из главных героев романа Афанасий Зюкин, от лица которого ведется повествование) прибывает в Москву.   Сам Николай II и его ближайшее окружение останавливаются в Петровском путевом дворце, затем переезжает в Кремль.  Когда описывается процесс переезда, упоминаются Триумфальные ворота. Несведующему читателю может показаться, что это очередной авторский вымысел, ведь ворота находятся в районе Парка Победы и никак не могут оказаться на пути из Петровского замка в Кремль.  Однако те, кто интересуется историей Москвы, знают, что Триумфальные ворота до 1936-го года стояли на площади Тверской заставы.

 

а семейство Георгиевичей (семья великого князя Георгия Александровича) в которой служит Зюкин располагается в Нескучном саду. Селятся они в вымышленном дворце "эрмитаж", которого никогда не было в саду.

Хоть Фандорин и ставший поневоле его помощником Зюкин не присутствуют на коронации, церемония описыавется со слов дворецкого, который изучил ритуал досконально.  Царская

 

Пещера, в которой хранился клад, находилась уже не на Хитровке, а за Яузским бульваром под уже упоминавшимся Храмом Троицы в Серебряниках.

 

Все романы "фандориады" довольно динамичны, ни Фандорин, ни преступники, за которыми он гоняется, не сидят на месте, то и дело покидая Москву, или, наоборот, приезжая в нее. Поэтому, на страницах романов то и дело мелькают упоминания московских вокзалов.

Например, "Смерть Ахиллеса" и начинается и заканчивается вокзалами. Начинается Николаевским (ныне Ленинградским) - Фандорин возвращается в Москву после шестилетнего отсутствия. А с Брянского (ныне Киевского) собирается вновь покидать ее, так как считает, что оставаться ему в Москве и вообще в России небезопасно, да и бессмысленно. (В последний момент его в буквальном смысле слова снимает с поезда "Москва - Варшава - Берлин - Париж" камердинер Долгорукова Фрол Ведищев).

На Брянский вокзал приезжает из Минска генерал Соболев. А на Николаевский, уже в романе "Статский советник", Фандорин собирается ехать для встречи важной персоны из Санкт-Петербурга, генерал-адъютанта Храпова, а приезжает в качестве арестованного по подозрению в его же, Храпова, убийстве.

 

Позже на Николаевский вокзал прибывает петербургский налетчик Козырь, вызванный революционерами "Боевой группы" для помощи в проведении "экса". Отсюда же революционеры пытаются переправить полученные в ходе "экса" деньги в Петербург.

 

По ходу действий романа революционеры неоднократно меняют явку. Одной из них становится дом путевого обходчика у Виндавского (ныне Рижского) вокзала.

 

А роман "Любовница смерти" начинается на Рязанском (ныне Казанском) вокзале: "Коломбина прибыла в Город Грез тихим сиреневым вечером". Говоря простым языком: провинциальная девушка Маша Миронова приезжает в Москву в поисках новой жизни.

 

По той же причине, что и вокзалы, в романах постоянно упоминаются московские гостиницы.  И в этой части фандоринская Москва наиболее точно совпадает с настоящей за небольшими исключениями.  "Дюссо",  "Англия", "Лоскутная", "Дрезден" все они действительно существовали и именно там, где описывается. Лишь "Метрополь", название которой фигурирует в «Смерти Ахиллеса», а это, напомним, 1882 год, появилась позже, лишь в начале ХХ века.

Говоря о гостиницах, снова стоит вернуться к обстоятельствам смерти генерала Соболева в романе "Смерть Ахиллеса". Генерал, прибыв в Москву, останавливается в гостинице "Дюссо". Там же останавливается и Фандорин. Гостиница располагалась в Театральном проезде, напротив Третьяковских ворот.

 

гостиница "Дюссо"

 

А в гостинице "Англия", что на пересечении Петровки и Столешникова переулка "Ахиллес" находит свою смерть. Его тело практически сразу перевозят обратно в "Дюссо" дабы избежать огласки. Так происходило с генералом Соболевым в романе Акунина, то же самое произошло и в действительности с генералом Скобелевым.

 

Писать о фандоринской Москве можно очень долго, наша же цель была рассказать лишь об основных вехах пересечения Эраста Петровича Фандорина с Москвой. Спасибо за внимание.

Поделиться ссылкой:
Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарии, Вы можете войти на сайт, в том числе через Ваши социальные сети.

Нет комментариев к данной странице

Вы можете отмечать объекты, где были () и будете (), кликнув по серой иконке и отменять отмеченное, кликнув по цветной иконке.